Апрель 2015

Hôtel-Dieu de Beaune

В маленьком городке главная достопримечательность это либо собор, либо замок феодала, если тут жил этот самый феодал, и этот замок не стоял в каком-то действительно важном месте, где его либо разваляли на камешки не больше щебенки, или успели полностью погрести под каменными, кирпичными, земляными и бетонными усовершенствованиями по последней моде фортификационной техники последующих эпох. Ну, конечно, это если говорить о каком-то маленьком городке в западной Европе. На постсоветской территории что замок, что собор был бы засран до полной потери идентичности, а достопримечательностью был бы крашенный серебрянкой истукан Ленина.

В Боне есть и крепостные стены, и дворец герцога, и даже кафедральный собор, но главной достопримечательностью городка ни один из них не является. Главное плейс-оф-интерест Бона — Hôtel-Dieu de Beaune, Бонский госпиталь, или же богадельня.

1.

Госпиталь Бона был основан в 1443 году Николя Ролином (про него будет дальше) и его женой Гийон да Салинс. Строили на совесть, канцлер денег не жалел. Заведение задало высокую планку, которую последователи основателей старались не опускать. Что примечательно — постройка пришлась на самый закат герцогства — в 1482 оно отошло под власть Франции. Хотя в 1862 году госпиталь получил статус национального исторического памятника, он продолжал свою работу вплоть до 1971 года. При этом хотя в самом здании после этого был основан музей, госпиталь перебрался в новые помещения, в которых продолжают трудиться сестры того же ордена, что был основан полтысячелетия назад специально для функционирования госпиталя.

Подробнее »Hôtel-Dieu de Beaune

Бон

Из наших широт дальние страны (ну как дальние — чем дальше страна, тем сильнее эффект) — видятся как некий стереотип. Ну вот Франция. Багет-берет-Эйфелева башня. Между тем, если присмотреться, то вместо одной целостной Франции набирается десяток совершенно разных и друг на друга непохожих. Есть Нормандия, есть Бретонь, есть Прованс, есть еще куча всякого разного, и друг на друга они совершенно непохожи. Сами французы над этим отлично посмеялись в комедии «Бобро поржаловать», герой которой со Средиземноморского побережья попадает на берег Северного моря как будто на другую планету.

Так вот, было в свое время и вдребезги проиграло на исторической сцене колоритное государство Бургундия. Большое государство, которое тянулось далеко с юга от Альп до голландских болот на севере. О его прошлом человек, специально не интересующийся, вспомнит немногое. Вот, например, борьба арманьяков с бургиньонами о чем кому скажет? Помилуйте, арманьяк принято пить и закусывать его эти самым бургиньоном (на самом деле нет). Но, например, героическая Жанна д’Арк попала в плен к врагам в стычке не с англичанами, а с бургундцами. Во время оно бургундская армия была, вероятно, сильнейшей в Европе, и снаряжали ее на подати купцов из Брюгге и Гента, одевали ткачи Брюсселя, вооружали мастера Льежа… Ну и соответственно Дижон, столица, блеском не уступал прочим столицам. Но колесо истории повернулось так, что Дижон находится на восточных задворках Франции, а ван дер Вейден, ван Эйк и Иероним Босх сейчас числятся классиками фламандской и нидерландской живописи. Хотя жили они в герцогстве Бургундском.

Враз выброшенная на обочину — насколько можно говорить об обочине самого сердца Европы, — лишенная и денег, и столичного блеска, Бургундия так и осталась воспоминанием об эпохе своего высшего могущества, веков эдак XIV-XV. Будь герцоги и далее при деньгах и влиянии, на месте романских соборов построили бы барочные и неоклассические, а тут поневоле будешь беречь то, что есть. Совершенно несвойственная нашей ментальности линия поведения, между прочим.

Дижон — бывшая столица герцогов — и искушенного путешественника не оставит равнодушным, но сегодня не про него, а про крошечный городок, который лежит от Дижона в получасе езды электричкой. Этот городок настолько законсервировался в свое мсредневековом прошлом, что даже сохранил нетронутой городскую стену. Но мы начнем с самого центра. Вот центральная площадь. Скажу просто: она прекрасна, как и сам городок.

1. На переднем плане — бронзовая статуя математика Гаспара Монжа. На заднем плане — башня Beffroi. По-моему, прекрасно, если на главной площади есть башня, и если памятник на ней прославляет не очередного принца-герцога, а математика.

Подробнее »Бон

Липари

Про остров я уже написал, а теперь еще напишу про главный город Липари.

1. Как и в городках Калабрии, в Липари карту города сделали из изразцов. Собственно, на этой карте поместились главный город, деревня Каннето, остров целиком и схема всего архипелага.

Подробнее »Липари

Липари

Если провести воображаемую прямую между Этной и Везувием, двумя знаменитыми средиземноморскими вулканами, ближе к Сицилии будут лежать Липарские, они же Эоловы острова. Семь больших, десять маленьких и несчетное множество отдельных острых скал — фаральонов — обязаны своим существованием вулканической деятельности, которая длится семьсот тысяч лет непрерывно. Древние греки, а за ними и римляне, считали Эолады обиталищем бога ветров Эола. Надо сказать, что считали они так совершенно обоснованно, потому что дует на островах изрядно. Ветром, очевидно, и пригнало сюда в череде странствий возвращавшегося с войны Одиссея. (С другой стороны, в восточном Средиземноморье трудно найти место, куда бы не заносило беспокойного Лаэртида. Такие достопримечательности снабжены табличками «Одиссей никогда не бывал тут».) Эол дал Одиссею попутный зефир, а остальные ветра завязал в мешок, но спутники Одиссея возьми и мешок развяжи, так что страдания их многократно приумножились. К слову, Липар — это тоже такой себе персонаж древнегреческой мифологии, сын царя Авзона, основал на островах город и назвал своим именем. У него была дочь Киана, которую выдал замуж за Эола. Ну а про Эола вы уже в курсе.

Археология, впрочем, говорит, что в конце III тысячелетия до нашей эры сюда приплыли эолийцы — это те древние греки, которые не ахейцы, не дорийцы и не ионийцы. Они и дали островам свое имя, и бог Эол тут вообще не при чем. Эолийцы не были первыми жителями этих мест. Первые люди попали сюда с Сицилии на своих более или менее примитивных лодках еще в середине неолита — шесть тысяч лет назад.

Смотря правде в глаза, любителю пляжного отдыха на Эоладах делать особо нечего. Пляжей тут немного — большей частью скалы отвесно уходят в воду, — а те, что есть, уступают пляжам соседней Сицилии и Калабрии. Поскольку острова — это торчащие из воды остатки вулканов с круто уходящими на глубину склонами, море тут холодное и не славящееся богатым разнообразием рыб и прочих морских гадов. По той же причине не примечательны местные рестораны. Вулканическая почва очень плодородна, но на островах мало воды и единственный продукт, которым они славятся — это мальвазия. Когда-то давно острова были покрыты дубовыми рощами, сейчас, преимущественно, тут растут только кустарники. На главном острове есть замок, он же акрополь, музей и славный средневековый городок, но по средиземноморским меркам особо не примечательный. Тут куда ни плюнь, попадешь в греческие развалины, или, на худой конец, римские. То, что было построено в четырнадцатом веке, тут считается новоделом и авангардом.

Что на Эолийских островах есть в избытке? Пещеры, скалы, обелиски, утесы, черные пляжи, горы, море. Вулканы.

Подробнее »Липари